Гибель Кокандского хана Алимхана

Зависимое от Коканда положение очень тяготило ташкентского правителя, и во владении начались волнения, перешедшие в бунт. В Коканде отрядили карательную экспедицию для восстановления порядка. Владетель Ташкента настроился дать сражение, но, как пишет Хакимхан, «зяблик не в состоянии противостоять когтям орла, мышь не имеет силы сопротивляться когтям кошки», поэтому кокандское войско вновь одержало убедительную победу. Сам правитель «с большими трудностями и лишениями выбрался из того гибельного места, отвратился сердцем от имущества и достояния, жен и детей, потихоньку предпочел бегство покою и с большой печалью и скорбью направился в Бухару». Кокандские войска вступили в город Ташкент и весь день занимались грабежом и мародерством. Затем назначили наместника и отбыли в Коканд.

Одной из студеных зим конца первой декады XIX в., «несмотря на то, что со стороны Ташкента и со стороны Дашти Кипчака не было никакого повода для похода», кокандский хан Алимхан отправился в Ташкент. Это решение оказалось роковым, ибо поход закончился его гибелью. Хана всячески отговаривали, но он не внял никаким доводам и приказал объявить по всему ханству: «Пусть ни один имеющий коня не останется [в стороне] от этого похода. [В противном случае ] ему снесут голову, а имущество расхитят».

Во главе огромного войска хан через Кураму подошел к берегу Чирчика и устроил здесь охоту на тигров, водившихся в изобилии. Затем он вошел в Ташкент и несколько дней предавался праздности. Все это говорит о том, что никакой причины для похода не было. Лишь через несколько дней хан приказал своим военачальникам Ирискулибию и Джумабай кайтаку совершить набег на казахов, кочевавших далеко в степи. Кокандцы, как пишет Хакимхан, «обрушились на головы того общества подобно неожиданной напасти и простерли десницу убийства и грабежа, уведя многих из них в плен. Они так разграбили [то общество], что те нуждались даже в куске лоскута, чтобы прикрыть наготу». Однако какая-то часть казахов заранее откочевала в отдаленные районы и тем самым избежала грабежа имущества и смерти. Поскольку эта карательная акция была предпринята зимой, многие кокандские воины из-за стоявших в тот год жестоких холодов отморозили себе руки и ноги. В войске начались брожения, появились недовольные.

Этим обстоятельством воспользовался Умарбек, младший брат кокандского хана. Он внушил потентату, что военачальники намеренно не стали преследовать казахов и дали им возможность бежать. И он добился желаемого, так как хан приказал вторично выступить против казахов. Однако военачальники отказались исполнить приказ, так как решили покинуть хана и возвратиться в Коканд. Эту группировку возглавили Ирискулибий и Джумабай кайтак. На их сторону перешел и Умарбек.

При хане в Ташкенте находились только высокопоставленные чиновники и знать, войско же стояло на берегу Чирчика. Враждебная хану группировка во главе с Умарбеком покинула его ночью, прибыла в военный лагерь и объявила, что кокандский хан убит. Это известие вызвало панику и смятение среди воинов, они снялись с лагеря и направились в Коканд. По прибытии в столицу, Умарбек захватил власть и объявил себя ханом.

Узнав об уходе войска и амиров во главе с Умарханом, покинутый хан созвал совет для обсуждения дальнейших действий. После долгого совещания было принято решение оставить в Ташкенте часть сохранивших верность войск, а самим направиться в Коканд. Уже в пути Алимхан назначил своего сына Шахруххана наместником Ташкента и отправил его обратно. Сам хан после долгого перехода был убит под Кокандом верными Умархану людьми.

Новый наместник Ташкента был встречен знатью весьма настороженно, даже враждебно. Они стали выжидать дальнейшего хода событий. И едва до них дошла весть о гибели Алимхана, они схватили Шахруххана и уведомили об этом Умархана, который направил в Ташкент отряд с приказанием схватить наместника и доставить в Коканд. Забрав Шахруххана, отряд отправился в обратный путь, но в районе Ахангарана по неизвестной нам причине предали его смерти и здесь же погребли.