Начало конца Кокандского ханства

В правление кокандского хана Мухаммада Али (1822—1842) бухарский эмир Насрулла потребовал от него возвращения Ташкента и Дашти Кипчака, представленного почти всей территорией Большой Орды. Чтобы сохранить казахские степи, кокандский хан уступил Ходженд. Уже в конце правления Мухаммад Алихана под давлением политической ситуаций и по совету его матери, известной поэтессы Надиры, Кокандское ханство было поделено между правящим ханом и его родным опальным братом Султаном Махмудханом, которого он еще задолго до этих событий изгнал из своего государства. В результате Ташкент, весь Дашти Кипчак, а также Ходженд перешли под управление Султан Махмудхана, которому покровительствовал бухарский эмир. Он управлял Ташкентом около пяти месяцев. Но затем последовала война между Кокандом и Бухарой, из которой победителем вышел Насруллахан. Причем Ташкент и город Туркестан также отошли к нему. Однако буквально спустя несколько месяцев кокандцам удалось избавиться от власти бухарцев, а потом вернуть Ташкент, Дашти Кипчак и Ходженд.

40—56-е гг. XIX в. в политической жизни Кокандского ханства были полны драматизма и трагедии, хаоса и анархии, став прелюдией его гибели. В политическую борьбу были вовлечены многочисленные группировки, безжалостно уничтожавшие друг друга. Наиболее влиятельными среди них являлись кипчаки, которыми предводительствовал Мусульманкул. Они начали активную борьбу с кокандским правителем Ширалиханом (1842—1845), намереваясь посадить на трон своего ставленника. На их сторону перешли также многие кокандские и ташкентские амиры. Кипчаки действовали столь успешно, что осадили даже Коканд и после его захвата занялись «грабежом и убийствами, в результате которых погибло примерно две тысячи человек… Убийства и грабежи продолжались сутки», как пишет Хакимхан.

Отстранив от власти Ширалихана, кипчаки хотели посадить на трон другого, но из-за отсутствия подходящей кандидатуры вынуждены были вернуть власть законному хану, правда лишив его свободы действий, то есть он должен был по их замыслу играть роль подставного хана, к чему неоднократно прибегали в Средней Азии узурпаторы. Реальная же власть принадлежала Мусульманкулу.

Поскольку Ташкент являлся частью Кокандского ханства, его не могли миновать все эти политические дрязги и интриги. К тому же наместником Ташкента был назначен представитель кипчаков, некто Базарбай. Однако более поздние кокандские историки этим лицом указывают муллу Халбека. Тем самым власть в Ташкенте также перешла к кипчакам. Все это не могло не вызвать недовольство среди ташкентцев, вылившись в конце концов в резню кипчаков.