Установление правления Кокандского ханства

В конце XVIII в. на исторической арене вместо Бухарского ханства у Ташкента появился новый соперник — Кокандское ханство. В самом начале XIX в. завоевание Ташкентского владения Кокандским ханством положило конец его независимому существованию, хотя первые попытки для кокандцев были неудачны. Захват Ташкента почти навсегда вывел его из-под влияния Бухары и придал ему новую политическую ориентацию.

Первым из кокандских ханов о завоевании Ташкента стал помышлять Алимхан (1798—1810), поэтому утверждение Мухаммад Салиха Ташканди о том, что инициатором враждебных отношений был Юнус ходжа — неверно. Импульсом стал успех над кокандцами, что и побудило его затем напасть на Коканд. Первоначально же Алимхан направил Хан ходжу на завоевание Ташкента. Собрав все кокандские войска, тот перешел через горы и в районе Курамы на рассвете подошел к окрестностям Ташкента.

Юнус ходжа выступил навстречу Хан ходже и в сражении на берегу Карасу нанес ему сокрушительное поражение. При этом захватил в плен самого Хан ходжу и его ближайшее окружение, а затем казнил их. Тем самым первая попытка кокандского хана завоевать Ташкент закончилась полным провалом. Более того, Коканд потерял часть территориальных приобретений, отошедших вновь к Ташкенту.

Только после этого вдохновленный одержанной над Хан ходжой победой Юнус ходжа, внушив себе, что «отныне в обитаемой четверти [земли] не должно быть падишаха более великого и уважаемого, чем он», в 1800г. без труда вернул Кураму, а затем направился в Коканд, в котором после предполагаемого завоевания намеревался устроить той своему сыну. Его сопровождало также войско казахов. Поход Юнус ходжи на Коканд совпал с утерей последним Ходженда.

Узнав о его приближении, Алимхан приказал отправленному им ранее в Ходженд отряду быстро подойти к Гурумсараю и стоять там в ожидании его подхода. Каково же было удивление Юнус ходжи, когда подойдя к Гурумсараю, он увидел ходжендский отряд переправившимся через Сырдарью. Это грозило ему нападением с тыла, а с противоположного берега уже начали переправу войска под командованием самого Алимхана. Это обстоятельство мигом отрезвило его, но отступать было поздно, пришлось вступить в сражение с кокандскими войсками, они нанесли такое сокрушительное поражение, что Юнус ходжа «бросил имущество и достояние, войско и казну, с большой болью и печалью предпочел бегство покою и с большими мучениями и лишениями с пятью-шестью при ближенными вызволил себя из того полного опасностей губительного места. Пустившись по дороге на Ташкент, он с большой поспешностью добрался до своей столицы и заболел тяжким недугом». Преследуя бежавших, кокандцы погубили немало народу, было взято также много пленных.

Таким образом, ферганский поход владетеля Ташкента закончился для него полным крахом, а в самом начале XIX в. он слег и вскоре скончался. Победа над Юнус ходжой подняла боевой дух кокандцев. Им удалось вернуть Ходженд, а кокаядский хан, воспользовавшись ситуацией, попытался вновь завоевать Ташкент. С этой целью он направил туда войско под командованием младшего брата Умарбека. Кокандские войска пошли на Ташкент через Кураму. Подойдя к окрестностям Ташкента, они по обыкновению занялись избиением и грабежом местного населения, причем часть увели в плен.

Тем временем управление Ташкентом перешло в руки Султан ходжи, одного из сыновей Юнус ходжи; но, узнав о военных действиях кокандцев, он не решился оказать им сопротивление и предложил мировую. Предложение было принято, но как только кокандцы направили послов, чтобы обсудить условия мира, ташкентский правитель отказался от своего слова и решился на сражение. Хакимхан описывает его следующим образом: «Оба бушующих потока пришли в движение и сразились друг с другом. Жаждущие мести ратоборцы острым враждебным кинжалом извлекали печень друг у друга. Произошла такая схватка, что [память] о бое Рустама и Исфандияра была уничтожена из книг. От крови героев прах поля сражения стал цвета бадахшанского рубина». Долгое и кровопролитное сражение принесло победу кокандскому войску. Ташкентцы в панике бежали с поля боя. Сам Султан ходжа попал в плен и был доставлен к предводителю кокандских войск.

В этой ситуации знать Ташкента возвела на престол младшего брата плененного правителя Хамид ходжу, укрепила крепость и решила сражаться с кокандцами насмерть. Последние неоднократно атаковали крепость, но так и не смогли одолеть ее. Тогда они сняли осаду Ташкента и направились к крепости Ниязбек. По образному описанию Хакимхана, она «находится у истока воды Ташкента, являясь ключом его вилайета, известна чрезвычайной прочностью и устойчивостью, совершенство ее неприступности и укрепленности отмечается острием [пера] и устами, быстрокрылые птицы бессильны подняться до ее башен, аркан помыслов далек от достижения ее сияющих зубцов». Тем не менее, после непродолжительного штурма кокандцы ворвались в нее.

С падением крепости Ниязбек Ташкент лишился воды, поэтому на сей раз амиры оказались более сговорчивыми и направили к кокандцам послов с изъявлением покорности и смирения. Однако предводитель кокандского войска настоял на том, чтобы правитель Ташкента лично явился к нему. Это требование было исполнено беспрекословно, и Ташкентское владение стало частью Коканного ханства. Самостоятельное Ташкентское владение прекратило свое независимое существование.