Вторжение Чингизхана

Арабоязычные авторы начала XIII в. называли территории по правую сторону Сырдарьи Страной тюрков, а реку Сырдарья — Джейхуном Джада, то есть Рекой Чача. Несмотря на то, что река получила название от города Чач, ведущую роль на том историческом этапе среди городов региона играл Отрар — крайняя точка империи хорезмшахов, кои вели за право владения им длительную борьбу с кашгарскими правителями. Здесь находился хорезмский гарнизон, а также различные учреждения, осуществлявшие сношения с тюркскими племенами. Словом, Отрар играл такую же роль, что и Оренбург в XVIII— XIX вв. для России.

Когда монголы под предводительством Чингизхана обрушились на сопредельную область, удар наибольшей силы пришелся на Отрар, который оказал достойное сопротивление. После его захвата Чингизхан приказал расплавить серебро и влить его в уши и глаза Йиналхана, наместника Отрара, за то, что его подданными были убиты и ограблены монгольские купцы, обвиненные в шпионаже. Это обстоятельство стало одной из причин вторжения Чингизхана в Среднюю Азию.

Если принять во внимание, что тюрки по родовым признакам были ближе к монголам, нежели к хорезмийцам, то станет очевидной та роль, которую они сыграли во время завоевания Мавераннахра Чингизханом. Тюрки знали язык местных жителей, были осведомлены о расположении городов и населенных пунктов, дорог и переправ через реки. Поэтому и служили для монголов переводчиками и проводниками. К тому же в самом войске хорезмшаха были специальные тюркские отряды, также сыгравшие известную роль в его поражении.

Завоевав Отрар, Чингизхан направил часть войск на города, расположенные вниз по течению Сырдарьи, другую — против Ташкента и Ходженда, а сам двинулся к Бухаре. После трехдневной осады Ташкент сдался на милость победителей. Правитель Ходженда Тимур Малик мужественно сопротивлялся, но, в конце концов, вынужден был оставить город и на судах спустился по Сырдарье. Высадившись в ее низовьях, он сумел пробиться через монгольские отряды в Ургенч.