Взаимоотношения между султанами Мавераннахра во второй половине XVI века

По неизвестным нам причинам, в 1575 году Джаванмардхан разрывает союз с Абдуллаханом. В источниках того времени сказано лишь, что «по наущению группы людей, избравших путь мятежа и смуты, насилия и бунта, готовых поднять пыль мятежа и [разжечь] огонь смут, сделавших [своим] занятием пролитие крови и подстрекательство к мятежу, [Джаванмардхан] сошел с пути справедливости и предал ветру измены прежние договоры [о покорности Абдуллахану]». Наряду с этим наметились позитивные сдвиги в отношениях между Абдулхайр султаном и Абдуллаханом, а вскоре Абдулхайр перешел на сторону бухарского хана.

Опасаясь за свою судьбу, Джаванмардхан начал тайные переговоры с Баба султаном и другими султанами сопредельной территории с тем, чтобы организовать коалицию для борьбы с Бухарой, ибо, как пишет Хафизи Таниш Бухари, «создалось такое положение, что дела в странах Самарканда, Ташкента, Туркестана, Ходженда из-за мятежей находились в упадке».

С этою целью в 1578 г. Джаванмардхан направил своего сына Музаффар султана в Ташкент, которым уже управлял Баба султан, сместив Дервиш Мухаммадхана и, упрятав его в темницу. Баба султан направил на помощь Самарканду 30-тысячное войско под предводительством четырех самых влиятельных и авторитетных эмиров, обещая в случае необходимости лично прибыть вслед за ними. При этом Баба султан наставлял их: «Если Абулхайр султан выразит безоговорочное подчинение, повиновение своему отцу, вы обходитесь с ним мирно и вернитесь назад. В противном случае, если он не сойдете пути непослушания, высокомерия, гордости и упорства, выступайте против него».

Узнав об этом, Абулхайр султан поспешил известить бухарского хана о предстоящих событиях и призвал его прибыть в Самарканд. Сам же, не дожидаясь подхода бухарских войск, с семью сотнями воинов вышел навстречу неприятелю и, несмотря на его значительное численное превосходство, принудил бежать с поля боя.

Тогда на помощь побежденным пришел Джаванмардхан и разбил войско своего сына. Сам Абулхайр султан бежал. И вновь был отправлен гонец к Абдуллахану с просьбой о помощи. Собрав, наконец, войска, бухарский хан направился к Самарканду. В Несефе (Карши) его встретили несколько эмиров, изгнанных самаркандским правителем из города за их преданность Абдуллахану, и «подробно описали черты лицемерия, хитрости, враждебности хана Самарканда, которые они видели воочию. Они усиленно просили его величество могущественного [Абдуллахана] идти походом на Самарканд». Абдуллахан осадил город, причем в этом ему помогало войско Абулхайр султана.

Между тем Джаванмардхан непрерывно слал гонцов к Баба султану, призывая его на помощь. Однако тот не торопился внять этим мольбам. После двухмесячной осады Джаванмардхан решил заключить с Абдуллаханом мир. Но в это время от Баба султана прибыл гонец с вестью, что огромное войско сопредельной области уже перешло Сырдарью и спешит на помощь осажденным.

Узнав об этом, Джаванмардхан посвятил в это лишь своего сына Музаффар султана и наказал ему: «Не говори об этом никому. Два-три дня веди себя дружелюбно, нейтрально по отношению к находящимся вне [крепости], возможно, они полагаясь на наш мир, распустят войско. Когда Баба султан во всем величии прибудет оттуда, мы со своим войском выступим из города и окружим их».

Музаффар султан тщетно пытался убедить отца, что нехорошо нарушать данное слово, чем сильно прогневал последнего. Дело кончилось тем, что сыновья взбунтовались против отца. Джаванмардхан бежал из города, однако попал в руки Абдуллахана. Он приказал заключить его вместе с домочадцами в крепость Навка, а поверженный Самарканд отдать Абулхайр Султану.

Между тем Баба султан уже дошел до Заамина и разбил здесь лагерь. Абдуллахан, проведя свои войска через горное ущелье, застал Баба султана врасплох и нанес ему сокрушительное поражение, принудив к бегству.

Преследуя его, Абдуллахан еще с пути направил в Туркестан одного из эмиров с тем, чтобы тот привез в Ташкент Дервиш Мухаммада, которого Баба султан уже четыре года держал в темнице за преданность Абдуллахану. Узнав о приближении Абдуллахана к Ташкенту, знатные люди города вышли встречать его и, как пишет Хафизи Таниш Бухари, «принесли ключи вилайета и через посредство некоторых вельмож государства обрели счастье поцеловать ноги его величества». Освобожденный Дервиш Мухаммад вновь был назначен правителем Ташкента.